Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Из читаемого и прочитанного

"Фладд выписывал (с доставкой по железной дороге) бледную жирную глину из Дорсета для изготовления ангобов и смешивал ее с красной, чтобы получить более легкую консистенцию. Филип научился толочь эту глину, продавливать через сито и смешивать с водой. Он научился вертеть глину в глиномялке с лопастями, стоявшей там, где раньше была маслобойка. Он научился смешивать глины для горшков, а затем и глазури. Фладд, как и большинство гончаров, не торопился выдавать свои рецепты. У него были конторские книги в кожаных переплетах, он запирал их в ящике, а записи вел кодом, основанным на англосаксонских рунах и греческих буквах, которых Филип разобрать не умел. Обычными гирями для взвешивания Фладд тоже не пользовался – вместо них в мастерской были изготовленные им шары из высушенной глины, пронумерованные от одного до восьми". Байетт Антония С. Детская книга
Может, поэтому у Фладда долго ничего не получалось? Сам себя обхитрил?

Из читаемого и прочитанного

"Иллюзия – непростая вещь, и толпа зрителей – непростая вещь. И ту и другую нужно собирать из непослушных частей в однородное, единое целое". Байетт Антония С. Детская книга

Из читаемого и прочитанного

"Хамфри и Олив стояли на ступенях и встречали гостей. Супруги оделись Обероном и Титанией. На Хамфри была шелковая куртка, расшитая флорентийскими арабесками, черные бриджи и объемистый бархатный плащ, державшийся под невероятным углом на шелковом шнуре, перехватившем плечо. Хамфри выглядел нелепо и прекрасно".

"Возникшие наконец из спальни Олив мать и дочь были совершенно очаровательны и абсолютно неуместны". Байетт Антония С. Детская книга



Из читаемого и прочитанного

"Я уже упоминал в этой тетради прекрасную работу Л. К. Чуковской, посвященную памяти Тамары Григорьевны Габбе. Недавно я опять, уже в который раз, перелистывал эти записи.
И вдруг заметил, что меня меньше, чем прежде, поразило то место, где, говоря о бессмертии души, Тамара Григорьевна назвала имя Пушкина.
Вот эти ее слова: "…всю жизнь человек добывает себе душу, и если душа успела родиться вполне - как душа Пушкина или Толстого, - то она будет жить и после смерти - нет, не только в памяти людей, а и сама жить и чувствовать, что живет". Л. Пантелеев. Верую...


Из справок к прочитанному

ШКЛОВСКИЙ ВИКТОР БОРИСОВИЧ
Родился 24 января 1893 года в Петербурге.
В 1912-1914 гг. учился на филологическом факультете Петербургского университета, одновременно занимался в художественной школе Л.В. Шервуда. В начале Первой мировой войны ушел на фронт добровольцем. В период февральской революции 1917 года был членом комитета Петроградского запасного броневого дивизиона, представителем первого Петроградского совета. За боевую доблесть награжден Георгиевским крестом IV ст. Публиковался с 1914 года (первая книга — "Воскрешение слова"). Был близок к футуристам, к литературной группе "Серапионовы братья". Один из создателей ОПОЯЗа, зачинателей и теоретиков формальной школы в литературоведении, принципы которой сформулировал в статьях "О поэзии и заумном языке" и "Искусство как прием" (1916-1917). Один из лидеров ЛЕФа. Автор более 80 книг по истории и теории литературы, в т.ч. "О теории прозы" (1925), "Материал и стиль в романе Льва Толстого "Война и мир"" (1928), "Гамбургский счет" (1928), "Поиски оптимизма" (1931), "О Маяковском" (1940), "Заметки о прозе русских классиков" (1955), "За и против. Заметки о Достоевском" (1957), "Художественная проза. Размышления и разборы" (1959), "Лев Толстой" (1963), "Повести о прозе" (1966), "Тетива. О несходстве сходного" (1970) и др. В кино — с начала 1920-х гг. Работал на 3-й фабрике Госкино. Один из основоположников советского киноведения. Автор книг "Литература и кино" (Берлин, 1923), "Третья фабрика" (1926), "Эйзенштейн" (1926, 1978) и др. Работы по теории и истории кино опубликованы в сб. "За сорок лет" (1965), "За 60 лет" (1985). Написал автобиографические книги "Сентиментальное путешествие" (1923), "ZOO. Письма не о любви, или Третья Элоиза" (1923), "Жили-были" (1962) и др.

Умер 6 декабря 1984 года в Москве.
Подробнее на Кино-Театр.РУ
https://www.kino-teatr.ru/kino/acter/24721/

Из читаемого и прочитанного

"Растворил я окно,
Стало грустно, невмочь -
Опустился пред ним на колени,
И в лицо мне пахнула весенняя ночь
Благовонным дыханьем сирени.

А вдали где-то чУдно так пел соловей:
Я внимал ему с грустью глубокой
И с тоскою о Родине вспомнил своей,
Об Отчизне я вспомнил далёкой,

Где родной соловей песнь родную поёт,
И, не зная земных огорчений,
Заливается целую ночь напролёт
Над душистою веткой сирени".

(романс) Константин Романов


Из читаемого и прочитанного

"Феденька не только выполнил программу, изложенную им в покаянном циркуляре, но даже пошел дальше. «Лучше совсем истребить науки, нежели допустить превратные толкования», – писал он в циркуляре, а Скотинин, как дважды два четыре, доказал ему, что всякое усилие, делаемое человеком, с целью оградить себя от каких-либо случайностей, есть бунт против неисповедимых путей. А посему: не следует ни пожаров тушить, ни принимать какие-либо меры против голода или повальных болезней. Все это посылается не без цели, но или в видах наказания, или в видах испытания. Следовательно, и в том и в другом случае не требуется ничего, кроме покорности и твердости в перенесении бедствий". Салтыков-Щедрин М. Е. Помпадуры и помпадурши

Из справок к прочитанному

Златовратский Николай Николаевич

Отец его был чиновником канцелярии губернского предводителя дворянства, по образованию и происхождению, как и мать Златовратского, принадлежал к духовному сословию. В конце 1850-х он, благодаря содействию предводителя, открыл публичную библиотеку. В её открытии сын, учившийся в то время в местной гимназии, оказывал ему серьёзную помощь. Отец Златовратского начинал издавать «Владимирский Вестник», в котором должен был принять участие Добролюбов — товарищ по Педагогическому институту и друг одного из двух братьев отца Златовратского. Эти дядья, в связи с частыми и продолжительными поездками к деревенским родственникам, оказали решительное влияние на раннее пробуждение в Златовратском страстного интереса к народной жизни. Под конец пребывания Златовратского в гимназии, дела отца его приняли дурной оборот, и он не мог осуществить своей мечты — поступить студентом в Московский университет. Побыв в нём год вольнослушателем, Златовратский затем поступил в Санкт-Петербургский технологический институт. Однако закончить его Златовратскому не удалось — всё время приходилось тратить на тяжёлую борьбу с нуждой.

В 1866 году он случайно попал в корректоры «Сына Отечества». Это пробудило в нём страсть к литературной деятельности, которой он с увлечением предавался ещё в гимназии. Рассказ из народной жизни «Падёж скота» был принят в «Искру»В. С. Курочкина, и с тех пор Златовратский стал помещать такие же небольшие рассказы в «Будильнике», «Неделе», «Новостях». Впоследствии они составили книжку «Маленький Щедрин».

Редкий литературный заработок мало ослаблял нужду, которая привела к тяжкой хронической болезни и заставила Златовратского уехать на родину. Здесь он несколько оправился и написал повесть «Крестьяне-присяжные», напечатанную в «Отечественных записках» 1884. Повесть имела большой успех и сразу создала автору серьёзное литературное положение. Из позднейших произведений Златовратского наибольшее внимание обратили на себя тоже напечатанные в«Отечественных записках» обширная «история одной деревни» — «Устои» и очерки «Деревенские будни». Повести и рассказы Златовратского выходили отдельными книжками, а «Собрание сочинений» имело два издания — 1884—1889 и1891 («Русская Мысль»).
https://www.litmir.me/a/?id=62019

Из читаемого и прочитанного

"На другом конце стола кто-то жиденьким голосом говорил:
– Не будем забывать, господа, что судьба России, а следовательно, и всех нас, решается в Учредительном собрании. Именно поэтому всеми силами, правдами и неправдами необходимо добиваться большинства…
– К сожалению, Оскар Осипович, правдами многого не добьешься, – показывая ослепительные зубы, весело пробасил Волков-отец. – Неправдами оно как-то сподручнее, как выражаются у нас на работах десятники".
Пантелеев, Л. Ленька Пантелеев //Л. Пантелеев. Последние халдеи : повести, рассказы, воспоминания. - М.: Новый ключ, 2007.

Из читаемого и прочитанного

"Да и Анна Григорьевна, по мере сил, усердствовала. С тех пор как она побывала на покаянном пикнике, с ней совершилось словно перерождение. Она не только вошла в роль Иоанны д’Арк, но, так сказать, отождествилась с этою личностью. Глаза у нее разгорелись, ноздри расширились, дыхание сделалось знойное, волосы были постоянно распущены. В этом виде, сидя на вороном коне, она, перед началом каждой церковной службы, галопировала по улицам, призывая всех к покаянию и к войне против материализма. Нельзя, впрочем, умолчать, что успеху ее проповеди немало содействовали частные пристава, которые употребляли все меры кротости, дабы обыватели Навозного не погрязали в материализме, но наполняли храмы Божии. Учтиво брали они прохожего за шиворот и говорили ему: – Ну, сделай ты хоть пример! ну, не молись, а только пример сделай!" Салтыков-Щедрин М. Е. Помпадуры и помпадурши