Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Из читаемого и прочитанного

"Я уже упоминал в этой тетради прекрасную работу Л. К. Чуковской, посвященную памяти Тамары Григорьевны Габбе. Недавно я опять, уже в который раз, перелистывал эти записи.
И вдруг заметил, что меня меньше, чем прежде, поразило то место, где, говоря о бессмертии души, Тамара Григорьевна назвала имя Пушкина.
Вот эти ее слова: "…всю жизнь человек добывает себе душу, и если душа успела родиться вполне - как душа Пушкина или Толстого, - то она будет жить и после смерти - нет, не только в памяти людей, а и сама жить и чувствовать, что живет". Л. Пантелеев. Верую...


Из читаемого и прочитанного

"Что-то во всем этом есть, — подумал Смерть, — что-то почти божественное. Внутри огромного мира люди построили мирок, который отражает окружающее точно так же, как капля воды вбирает в себя всю округу. Но всё же… всё же…» В этот же мирок люди вобрали все те вещи, которых всегда пытались бежать, — ненависть и страх, тиранию и жестокость. Смерть разбирало любопытство. Люди истово желают избавиться от самих себя, однако все искусства, изобретенные смертными, только укрепляют стены этой темницы…" Терри Пратчетт. Вещие сестрички

Из читаемого и прочитанного

"Вот если не умру, тогда и помою эти чертовы окна. И плиту, и ванну, и унитаз, – мрачно думала она. Любви к жизни эти планы не особо способствовали, зато влечение к смерти росло на глазах". Макс Фрай. Сказки старого Вильнюса-VI. Улица Слушку/Sluškų g. Ангел смерти и Мак-Кински

Мария Махова

Человек человеку бред, темнота и ад, - он сказал, - оглянись вокруг, если мне не веришь.
— Нет, - кричу, - человек человеку - сад!
Человек человеку кит, океан и берег!
Человек человеку лето и тёплый дождь, посмотри, как сверкает солнце в глазах и в сердце!..
— То блестят ножи – человек человеку нож, и удар под ребро от рождения и до смерти.
Человек человеку рана, дыра и вой, это волк в настоящем и будущем воплощенье.
Волк не может без стаи – покинувший стаю волк – это бомж, это тень, он никто никому - кочевник.
Мы всего лишь осколки времени, пыль, стекло. Мы разбитые зеркала и маршрут короткий.
— Нет, - кричу, - мы друг другу движенье, полёт, крыло! И плечо, и надёжный плот, и весло, и лодка!..
Даже если вот так – на грани и через боль,
даже если ушёл на дно, где темно и немо -
всё равно, навсегда – человек человеку – Бог.
Через смерть, через ад – человек человеку – Небо!...

Из читаемого и прочитанного

"Мор ел с волчьим аппетитом, обуздав свое любопытство, и не предпринимал попыток проследить, каким образом Смерть может что-нибудь съесть. Так или иначе, вначале еда была, а потом ее не стало. Так что, предположительно, между этими двумя фазами что-то должно было произойти". Т. Пратчетт "Мор, ученик Смерти"