Category: психология

Category was added automatically. Read all entries about "психология".

Из читаемого и прочитанного

"Мисс Дейс хотелось, чтобы Церковь была, как те огромные, древние, незыблемые средневековые здания на болотах, чтобы Церковь была реальной, даже если сама мисс Дейс полностью порвала с ней". Байетт Антония С. Детская книга

Из читаемого и прочитанного

"Она не могла облечь в слова того, что чувствовала, не могла объяснить, что ещё больше, чем пыток, она страшится обволакивающей гарем золотой паутины сладострастия, медленного разложения своей души, в которой мало-помалу начинают пробиваться ростки трех ядовитых растений: лени, похоти и жестокости". Анн и Серж Голон. Неукротимая Анжелика


Из читаемого и прочитанного

"В гареме все чувства женщин были обострены до предела и, искусно разжигаемые, целиком сосредотачивались на одном-единственном предмете — Всемогущем и невидимом Мулее Исмаиле". Анн и Серж Голон. Неукротимая Анжелика

Из читаемого и прочитанного

"Анжелика не могла оторвать глаз от этих двух мужчин... Один из них обладал неограниченной властью, другой был закован в цепи, но случилось так, что оба они - и султан и раб, и мусульманин и христианин — признавали достойным себя только одного противника — Азраила, ангела смерти. Перед такими людьми Азраил в страхе отступает". Анн и Серж Голон. Неукротимая Анжелика. (о султане Мулее Исмаиле и нормандце Колене Патюреле)

Из читаемого и прочитанного

"Неправда, что чем женщины старше, тем они жестче и строже. Между сорока и пятьюдесятью годами, когда женщины с отчаянием видят, как увядает их лицо, и с бешенством убеждаются, что надо отказаться от притязаний и наслаждений, Которые им еще так дороги, они действительно почти всегда становятся желчными ханжами. Этот длительный промежуток времени им необходим для того, чтобы примириться с неизбежностью великой жертвы. Но как только жертва полностью принесена, они разделяются на две категории.

К первой относится большая часть женщин: это те, у которых не было ничего, кроме привлекательной внешности и молодости, – они впадают в тупую апатию, из которой их выводят лишь карты да какие-либо проявления благочестия. Такие женщины почти всегда скучны, зачастую ворчливы, иногда придирчивы, но редко бывают злы. Нельзя также сказать, строги они или нет: лишенные собственных мыслей и чувств, они повторяют безо всякого понимания и без разбора все, что слышат от других, сами же остаются полными ничтожествами.

Вторую категорию, гораздо более редкую, но поистине драгоценную, составляют женщины, обладавшие характером и заботившиеся о том, чтобы давать пищу своему уму, а потому умеющие создать себе жизнь даже тогда, когда им уже нечего ждать от природы: они принимаются украшать свои духовные качества, как раньше украшали свою внешность. Такие женщины обычно весьма здраво рассуждают, а ум у них твердый, веселый и изящный. Чары внешней прелести они заменяют привлекающей к ним добротой, а также оживленностью, которая тем пленительнее, чем они старше; таким образом и удается им в какой-то мере сблизиться с молодежью, заслуживая ее любовь. Но в таких случаях они весьма далеки от того, чтобы, как вы говорите, быть жесткими и строгими: привычка к снисходительности, длительные размышления о человеческих слабостях, в особенности же воспоминания о своей молодости, – единственное, что привязывает их к жизни, – делают их скорее даже чрезмерно терпимыми". Шодерло де Лакло. Опасные связи (Письмо 113. От маркизы де Мертей к виконту де Вальмону)


Из читаемого и прочитанного

"Вступив в свет еще юной девушкой, по положению своему обреченной на молчаливое бездействие, я воспользовалась этим, чтобы наблюдать и думать. Меня считали ветреной и рассеянной, ибо, по правде сказать, я почти не слушала речей, с которыми ко мне наперебой обращались, зато старательно прислушивалась ко всему, что от меня желали утаить.

Это весьма плодотворное любопытство не только помогло мне узнать жизнь, но вдобавок научило и притворяться. Вынужденная часто скрывать от глаз окружающих, что именно привлекло мое внимание, я упражнялась в способности управлять собственными своими взорами и с тех пор научилась придавать своим глазам по желанию то рассеянное выражение, за которое вы меня так часто хвалили. Ободренная первым успехом, я постаралась подобным же образом подчинить своей воле все разнообразные выражения своего лица. Если мне было почему-нибудь грустно, я старалась принять безмятежный, даже веселый вид. Рвение мое зашло так далеко, что я даже причиняла себе нарочно боль, чтобы научиться изображать в этот миг удовольствие.

Столь же тщательно, но с большим трудом училась я подавлять проявления неожиданной радости. Таким-то образом и приобрела я над своим лицом ту власть, которая вас, видимо, порою так сильно изумляла. Я была еще очень молода и почти не привлекала к себе внимания, мне принадлежали только мои мысли, и меня возмущало, что можно уловить их, овладеть ими вопреки моей воле. Получив в руки это первое оружие, я стала его испытывать. Не довольствуясь тем, что теперь меня было уже не разгадать, я забавлялась, надевая самые разные личины. Уверенная в своих движениях, я следила за своими речами. Я управляла и тем и другим, смотря по обстоятельствам и даже лишь по случайной прихоти. С того времени мой истинный образ мыслей стал лишь моим личным достоянием, людям же я показывала лишь то, что мне было выгодно". Шодерло де Лакло. Опасные связи (Письмо 81. От маркизы де Мертей к виконту де Вальмону)



Из читаемого и прочитанного

"...разве можно остановить женщину, когда она расхваливает человека, которого, сама того не сознавая, любит?" Шодерло де Лакло. Опасные связи (Письмо 23. От виконта де Вальмона к маркизе де Мертей)